Биографии писателей » Биографии » Алексей Константинович Толстой

Толстой, Алексей Константинович

img
  • Псевдонимы: участник группы Козьма Прутков
  • Дата рождения: 24 августа (5 сентября) 1817
  • Место рождения: Санкт-Петербург, Российская империя
  • Годы творчества: 1817—1875
  • Жанр: Стихотворения, баллады, былины, притчи, драмы, поэмы
  • Наиболее известные произведения

    Козьма Прутков
    Поэмы: Грешница,
    Иоанн Дамаскин,
    Дракон.
    Дон Жуан
    Смерть Иоанна Грозного 

Алексей Толстой (1817—1875)

     Граф Алексей Константинович Толстой родился 24 авгу­ста 1817 г. в Петербурге. Мать его — красавица Анна Алек­сеевна Перовская, воспитанница графа А. К. Разумовско­го, в 1816 г. вышла замуж за пожилого вдовца графа Констан­тина Петровича Толстого (брата известного художника-меда­льера Ф. Толстого). Вскоре между супругами  произошел разрыв. «Шести недель я был увезен в Малороссию матерью и моим дядей со стороны матери, Алексеем Алексеевичем Перовским... Он меня воспитал, и первые мои годы прошли в его имении», — писал А. К. Толстой. В восемь лет Алексей с матерью и дядей возвращается в Петербург. Друг дяди В. А. Жуковский представил мальчика его ровеснику, будуще­му императору Александру II. Толстой вместе с другими детьми по воскресеньям приходил играть с наследником. Дружба эта продолжалась в течение всей их жизни.

     В 1826 г. Толстой с матерью и дядей отправляется в Гер­манию; в Веймаре они посещают Гете. Особое впечатление производит на мальчика Италия. «Мы начали, — вспоминал позже Толстой, — с Венеции... Из Венеции мы поехали в Милан, Флоренцию, Рим, Неаполь — и в каждом из этих городов росли во мне мой энтузиазм и любовь к искусству, так что по возвращении в Россию я впал в настоящую «тос­ку по родине», в какое-то отчаяние, вследствие которого я днем ничего не хотел есть, а по ночам рыдал, когда сны уно­сили меня в мой потерянный рай».

     Получив хорошую домашнюю подготовку, Толстой в сере­дине 1830-х гг. поступает в число «архивных юношей», состо­явших при московском архиве Министерства  иностранных дел. В 1836 г. он держит экзамен в Московском универси­тете «по наукам, составлявшим  курс бывшего словесного факультета». Причисленный вначале к русской миссии при германском сейме во Франкфурте-на-Майне, он затем пере­ходит на службу во II Отделение собственной его  импера­торского величества канцелярии. Толстой часто ездит за гра­ницу, ведет светскую жизнь. В 1855 г., во время Крымской войны, Толстой пытается организовать особое добровольное ополчение, но терпит неудачу и поступает в число охотников «стрелкового полка императорской фамилии». Участия в военных действиях он не принимал, но едва не умер от тифа. Во время болезни за ним ухаживала С. А. Миллер (Бахме­тьева), ставшая позднее его женой. В 1856 г. во время коронации Александр II назначает Толстого флигель-адъютантом, а затем, после увольнения с военной службы, егермейстером. В этом звании, не неся никакой службы, он оставался до са­мой смерти. С середины шестидесятых годов его некогда бо­гатырское здоровье (он разгибал подковы руками) пошат­нулось. Жил он поэтому большей частью за границей: летом — на курортах, зимой — в Италии и Южной Франции, но ча­сто навещал и свои русские имения. Умер А. К. Толстой в России 28 сентября 1875 г.

     А. К. Толстой — редкий пример человека, который всеми силами уклонялся от предложенных ему почестей. Близость к императору не прельстила удивительно благородную и чистую душу поэта. Толстой стремился быть «только» худож­ником. В поэме, посвященной  жизни Иоанна Дамаскина, можно найти мотивы почти автобиографические: «...любим калифом Иоанн, Ему, что день, почет и ласка»; «Простым рожден я быть певцом, глаголом вольным Бога славить... О, отпусти меня, калиф, дозволь дышать и петь на воле».

     Писать и печататься Толстой начал очень рано. Уже в 1841 г. был опубликован его фантастический рассказ в стиле Гофмана «Упырь». Длительный промежуток времени отде­лял первое появление Толстого в печати от действительно­го начала его литературной карьеры. В 1854 г. в «Современ­нике» выходит ряд его стихотворений, обративших на себя внимание читающей публики. Толстой был хорошо знаком с Гоголем, Аксаковым, Анненковым, Некрасовым, Панаевым, особенно близок с Тургеневым, который в 1852 г. был осво­божден от ссылки в деревню во многом благодаря хлопо­там Толстого. В 1854— 1855 гг. в «Современнике» появляет­ся цикл юмористических стихотворений, подписанных псев­донимом Козьма Прутков. В создании этого коллективного автора Толстой принимал активное участие. Он обладал да­ром весьма тонкой, но добродушной насмешки. Многие его лучшие стихотворения обязаны своим успехом прежде все­го иронии, в них разлитой. Большое место занимают юмористические пассажи и в цикле толстовских обработок былин­ных сюжетов. Этот, по мнению некоторых, весьма «консер­вативный» поэт написал несколько юмористических поэм, попавших в печать только в восьмидесятых годах. Особый интерес представляют две из них: «Очерк русской истории от Гостосмысла до Тимашева» и «Сон Попова». Первая пред­ставляет почти полное юмористическое обозрение главных событий русской истории с постоянным припевом: «поряд­ка только нет».

     Толстой   тесно сотрудничает с московскими славянофи­лами: в  «Русской беседе» печатаются его поэмы «Грешни­ца» (1858) и «Иоанн Дамаскин» (1859). Затем Толстой ста­новится деятельным участником «Русского вестника»   Кат­кова,   где   были напечатаны  драматическая   поэма   «Дон Жуан» (1862), исторический роман «Князь Серебряный» (1863) и ряд   сатирических стихотворений, направленных против материализма шестидесятых  годов. В «Отечествен­ных записках» (1866) была напечатана  первая  часть дра­матической трилогии Толстого — «Смерть   Иоанна   Гроз­ного».    В 1868 г., после преобразования газеты «Вестник Европы» в общелитературный журнал, Толстой становится его деятельным сотрудником. Здесь кроме былин и ряда сти­хотворений печатаются вторая и третья части историчес­кой трилогии — «Царь Федор Иоаннович» (1868) и «Царь Борис» (1870), стихотворная автобиографическая повесть «Портрет» и написанный в стиле Данте рассказ в стихах «Дракон».

     Лирику Толстого больше отличает легкая, грациозная грусть, казалось бы, ничем определенным не вызванная. В поэмах господствует прежде всего описательность, Толстого мало занимает психология действующих лиц. Среди баллад и сказаний Толстого особое место занимает «Василий Ши­банов»; по изобразительности, концентрированности эф­фектов и сильному языку это одно из лучших произведе­ний Толстого. Герои   русских былин в изображении Толстого напоминают французских рыцарей. Довольно труд­но узнать подлинного вороватого Алешу Поповича с «глаза­ми завидущими и руками загребущими» в том куртуазном трубадуре, который, полонив царевну, катается с ней на ло­дочке. Несмотря, однако, на несколько условный стиль тол­стовских былинных переработок, нельзя не признать нали­чие в их нарядном архаизме большой эффектности и свое­образной красоты. Толстой становится крупнейшим вырази­телем особого течения, получившего позднее название «эк­лектика, или историзм», охватившего в середине XIX века все мировое искусство.

     «Либеральные» критики называли его поэзию типич­ным образцом «чистого искусства», но принять это опреде­ление можно только с большими оговорками. В его стихах на древнерусские сюжеты отчетливо выражаются и полити­ческие взгляды Толстого.

     Славянофила в лучшем смысле этого слова, Толстого в старой Руси привлекает, однако, не московский период, ом­раченный жестокостью Грозного и раболепием толпы перед Царями, а Русь Киевская, вечевая. Когда Поток-богатырь, проснувшись после пятивекового сна, видит пресмыкаю­щиеся перед царем толпы, он говорит:

Если князь он, иль царь напоследок,

Что ж метут они  землю пред ним бородой?

Мы честили князей, но не этак!

Да и полно, уж вправду ли я на Руси?

От земного нас Бога Господь упаси!

Нам писанием велено строго,

Признавать лишь небесного Бога!

     В «Змее Тугарине» устами князя Владимира Толстой провозглашает: «...за древнее русское вече, за вольный, за честный славянский народ, за колокол пью Новограда, и если он даже и в прах упадет, пусть звон его в сердце по­томков живет». Толстой тем не менее был зачислен в разряд писателей, откровенно ретроградных. Причиной тому, воз­можно, послужили весьма чувствительные нападки на «де­тей» базаровского типа. Толстого раздражало в них глав­ным образом то, что «они звона не терпят гуслярного, пода­вай им товара базарного, все, чего им не взвесить, не смеряти, все, кричат они, надо похерити».  Это уже не добродуш­ная ирония над материалистами, «у коих трубочисты суть выше Рафаила», которые цветы в садах хотят заменить ре­пой и полагают, что соловьев «скорее истребити за беспо­лезность надо», а рощи обратить в места, «где б жирные говяда кормились на жаркое», и т. д. Весьма широко раз­двигая понятие о «российской коммуне», Толстой полагает, что ее приверженцы «все хотят загадить для общего бла­женства», что «чужим они немногое считают, когда чего им надо, тащут и хватают»; «в одном согласны все лишь: коль у других именье отымешь да разделишь, начнется вожделе­нье». Справиться с ними, в сущности, не трудно: «чтоб рус­ская держава спаслась от их затеи, повесить Станислава всем вожакам на шею». Подобные выступления вызвали не­медленную враждебную реакцию.

     Наиболее полно литературный талант Толстого реализо­вался в области исторической драмы. Трилогия Толстого, вызвавшая большой резонанс в России и имевшая небыва­лый успех на сцене русского театра, и по сей день остается одной из крупнейших вершин русской драматургии.


Теги: биография, Толстой

Обсуждение статьи / Ваша оценка:
Фотографии писателя (Развернуть)

Алексей Толстой