Биографии писателей » Биографии » Андрей Белый

Белый, Андрей

img
  • Имя при рождении: Борис Николаевич Бугаев
  • Дата рождения: 26 октября 1880
  • Место рождения: Москва
  • Направление: символизм
  • Жанр: Стихотворения, поэмы, романы
  • Наиболее известные произведения

    Стихотворения: Пепел,
    Урны,
    После разлуки.
    Поэмы: Христос воскрес,
    Первое свидание

Андрей Белый (1880 - 1934)

     Андрей Белый (настоящее имя – Борис Николаевич Бугаев) родился в Москве в семье профессора, известного математика. Учился на естественном отделении физико-ма­тематического факультета Московского университета. Пред­ставитель «младшего» поколения символистов, он был од­ним из самых активных и последовательных сторонников символизма, который понимался им шире, чем обычная лите­ратурная школа или течение. Вместе с В. Брюсовым Андрей Белый стал одним из создателей теории символизма в Рос­сии. Поклонник философа-идеалиста Вл. Соловьева, Белый воспринимал его мистические пророчества о надвигающем­ся конце всемирной истории как откровение, а фигура фило­софа — неуспокоенного, ищущего — служила в глазах Белого образцом искателя новых путей жизненного устройства. В стихотворении «Владимир Соловьев» (1903) он прямо говорит об этой преемственности:

     Тебя не поняли... Вон там сквозь сумрак шаткий пунцовый свет дрожит. Спокойно почивай: огонь твоей лампадки мне сумрак озарит.

     Одной из основных проблем деятельности и творчества Белого была проблема «преображения жизни», «пересозда­ния действительности», что должно было осуществиться в процессе нового — символического миросозерцания и но­вой культуры. Основываясь на идеалистической неоканти­анской философии, он в своих статьях и литературно-кри­тических выступлениях развивал идею религиозного содер­жания искусства, постижения запредельного, утверждал пре­восходство интуиции над логикой, необходимость подчине­ния искусства слова законам музыки. Ярким практическим воплощением этих идей стали первые книги Белого: вышед­шая в свет в 1902 г., написанная ритмической прозой «Дра­матическая симфония» и сборник стихов 1904 г. «Золото в лазури», в которых он выступил вполне зрелым и самосто­ятельным поэтом. «Стоя посреди горбатых равнин и ища забвения, я часами изучал колориты полей; и о них слагал строчки; книгу же стихов назвал «Золото в лазури», «золо­то» — созревшие нивы; «лазурь» — воздух» (А. Белый. «Начало века», 1933). Весь сборник построен на иносказа­нии. Каждое слово имеет два значения: прямое и перенос­ное. Основные мотивы книги раскрываются в образе ее ге­роя, некоторые черты которого связаны с внутренним миром самого поэта, его мироощущением, взглядами на жизнь и искусство. Устремленный к конечной цели — Солнцу, он оди­нок, не связан с людьми и не испытывает нужды в них. Одновременно он «пророк», «новый Христос», не понятый людьми, ощущающий себя в этой трагичной непонятности «бе­зумцем» и «лжехристом».

      «Пророчества» Белого приобретают ярко выраженный апокалипсический характер. Во многом именно от него берет начало традиция библейской символики в поэзии символистов. Эсхатологический характер ранней лирики Белого проявил себя и в символике излюбленного белого цвета — цвета апокалипсиса. Псевдоним Андрей Белый, белые камни, белый венок из фиалок, белые розы, белая метель, белый хитон, снежно-льняные одежды Христа — все это определенным образом характеризует лирику Белого. В стихотворении «Не тот» (1903) Христос, предстающий перед взором поэта, провозглашает: «...белизною моей успо­кою ваш огненный грех».

     События января 1905 г. потрясли поэта. Осенью того же года в статье «Луг зеленый» (Весы, № 8) он писал: «В тя­желые для России январские дни мне пришлось пережи­вать в Петербурге весь ужас событий. Что-то, доселе спав­шее, всколыхнулось. Почва зашаталась под ногами». В ду­ховном развитии Белого начинается новый период. «Арго­навт», мистик, автор одного из самых зашифрованных в рус­ской поэзии сборников стихов, Белый оказался в гуще со­бытий, повлиявших на углубление и обострение противо­речий в его сознании.

     Обращением к вопросам общественным стали сборники стихов «Пепел» и «Урна» (1909). В предисловии к «Пеп­лу», демонстративно посвященному «памяти Некрасова», Белый писал: «...и жемчужные зори, и кабаки, и буржуаз­ная келья, и надзвездная высота, и страдания пролетария — все это объекты художественного творчества». Выходя за пределы теории «свободного искусства» Брюсова, он созда­ет свою систему взглядов на искусство, в которой первое ме­сто принадлежит художнику как человеку, как личности: «Жемчужная заря не выше кабака, потому что и то и дру­гое в художественном изображении — символы некоей ре­альности: фантастика, быт, тенденция, философическое раз­мышление предопределены в искусстве живым отношением художника. И потому-то действительность всегда выше искусства; и потому-то художник прежде всего человека.

     Мотив страдания, образ страдающего поэта, одушевлен­ного страданиями родины, России, и сопричастного ей, — ведущий в «Пепле» и «Урне». Белый увидел Россию такой, какой ее не видели поэты со времен Некрасова.

Белый назвал «Пепел» «книгой самосожжения и смер­ти» (отсюда символика заглавия: «Пепел» — останки сго­ревшей души поэта). Поэт ищет новые пути, разрушая по­этику раннего символизма, вводя в свою лирику новые темы и образы, над которыми возвышается образ страдающей России, заброшенной в неведомые пространства. Сборник исполнен социального трагизма, безысходности, отчаяния, предчувствия не мистических, а социальных потрясений, не­сущих гибель культуре, к которой он сам принадлежал.

     В лирике Белого главное место занимают не внешние контуры предметов и явлений и не их внутреннее наполне­ние, а то впечатление, которое производят они на поэта. Белый переживает не мир, окружающий его, полный звуков, красок, лиц, событий, а свое личное восприятие мира. Поэто­му-то лирическое «я» Белого так оголено, находится все время в изоляции, нервически выпячено вперед. В теме страдания оно находит свое самовыражение, наследуемое поэтом, несмотря на изменения тем, проблем, образов. Его внутрен­нее наполнение остается прежним. Общность лирического героя Белого — изгнанника и отверженного обусловливает стилистическое единство всего творчества Белого.

     «Пепел», в котором отчетливо звучат некрасовские ноты, и «Урна», где Белый стремится следовать традициям Бара­тынского и Пушкина, оказались его лучшими, наиболее ис­кренними и наиболее значимыми сборниками, оказавшими значительное влияние на русскую поэзию начала XX века.

     После 1909 г. Белый почти не пишет стихов. Он обраща­ется к прозе: печатает романы «Серебряный голубь» и «Пе­тербург»; в последнем стихийный и мощный протест про­тив буржуазной государственности и капиталистической ци­вилизации причудливо и неразрешимо совмещается с пред­ставлением о революции как о силе мистической и разру­шительной. Много времени он посвящает критической и критико-публицистической деятельности, направленной на новое объединение символистов вокруг издательства «Мусагет». Потерпев крах в этой попытке, он с головой уходит в увлечение антропософией — «наукой тайного знания».

Возвращается к стихам Белый только в 1916—1917 гг. Он приветствует революцию — как проявление надисторических сил. Основной темой его стихов становится Россия, стоящая в центре мирового революционного циклона. В дей­ствии стихийных сил он видит пророческое предназначение, которому суждено оказать влияние на ход мировой истории, он называет Россию «мессией грядущего дня». Высокая патетика стихов Белого этих лет вызвана верой в мистичес­кий, «сверхземной» смысл революции. Созданная под непосредственным влиянием революционных событий и во многом под воздействием «Двенадцати» Блока поэма «Хри­стос воскресе» (1918) трактует революцию как один из религиозных актов извечно творимой мировой мистерии. Перед взором Белого в эти годы неотступно находится об­раз «сошедшего Христа», призванного появлением своим искупить «пустыни позора» и «моря неизливные слез».

     Возвращаясь к идеям, владевшим символистами в нача­ле века, Белый устанавливает прямую связь между их мистическими, таинственными предчувствиями и рево­люцией в ее конкретном, реальном обличье. Он особенно ос­тро ощущает себя учеником Вл. Соловьева. В подражание поэме Соловьева «Три свидания» Белый пишет одно из значительнейших своих произведений — поэму «Первое сви­дание» (1921), полностью переосмысляя здесь свое прошлое в соответствии с новой концепцией личного развития. Ми­стическая встреча с «Вечноженственной» оказывает, в со­ответствии с текстом поэмы, решающее влияние на даль­нейшую судьбу поэта.

В послереволюционные годы Белый выпускает ряд поэтических сборников; кроме того, им созданы значитель­ные прозаические произведения: романы «Москва», «Моск­ва под ударом», мемуары «В начале века», «Меж двух рево­люций». Много времени он уделял и общественно-публи­цистической деятельности.


Теги: биография, Белый

Обсуждение статьи / Ваша оценка:
Фотографии писателя (Развернуть)

Андрей Белый