Биографии писателей » Биографии » Борис Пастернак

 Борис Пастернак
Борис Пастернак (1890—1960)

     Борис Леонидович Пастернак родился 10 февраля 1890 г. В Москве. Отец поэта — Л. О. Пастернак — академик живо­писи, преподаватель в московском училище живописи, вая­ния и зодчества; мать — Р. И. Кауфман, известная пианист­ка, ученица Антона Рубинштейна. Мир искусства, мир та­лантливых творческих людей — писателей, музыкантов, ху­дожников, мир, в котором прошло детство и отрочество Бо­риса Пастернака, определил его жизненный путь — путь твор­чества. В гимназии (1901 — 1908) он мечтал о музыке, о композиторской деятельности: «Жизни вне музыки я себе не представлял... музыка была для меня культом, то есть той разрушительной точкой, в которой собиралось все, что было самого суеверного и самоотреченного во мне» («Охранная грамота»). Музыкальные произведения Пастернак начал сочинять с тринадцати лет — ранее, чем стал «лепетать ли­тературно». И хотя он не состоялся как композитор, музыка слова — звукопись, особый звукоряд строфы — стала отли­чительной чертой его поэзии.

     В 1913 г. Пастернак закончил философское отделение историко-филологического факультета Московского универ­ситета (незадолго перед этим, летом 1912 г., он изучал фило­софию в Марбурге, а также совершил небольшое путеше­ствие по Италии) и впервые издал свои стихи в сборнике «Лирика». В. 1914 г. выходит его книга «Близнец в тучах», о которой сам автор впоследствии скажет с сожалением: «до глупости притязательно... из подражания космологи­ческим мудреностям, которыми отличались книжные загла­вия символистов и названия их издательств». В начале XX века в России сосуществовали, а иногда и противостояли друг другу различные литературные группы (символисты, акмеисты, футуристы, реалисты), почти все они выпускали свои программы, манифесты; их объединения, журналы, клу­бы и сборники носили подчас удивительные названия. Бо­рис Пастернак примкнул к группе так называемых умерен­ных футуристов «Центрифуга», куда его привело не столько собственное эстетическое кредо, сколько дружба с членами этой группы — Сергеем Бобровым и Николаем Асеевым.

В 1915—1917 гг. Пастернак служил на уральских хими­ческих заводах и одновременно работал над новыми книга­ми стихов: «Поверх барьеров» (издана с цензурными изъя­тиями в 1917 г., до Октябрьской революции) и «Сестра моя — жизнь», которая, будучи опубликована лишь в 1922 г. в Москве, сразу выдвинула молодого поэта в число крупней­ших мастеров стиха. Книга эта посвящена М. Ю. Лермонтову, «как если бы он еще жил среди нас, — его духу, до сих пор оказывающему глубокое влияние на нашу литературу. Вы спросите, чем он был для меня летом 1917 года? Олицетво­рением творческого поиска и откровения, двигателем повсе­дневного творческого постижения жизни» («Охранная гра­мота»). Сборник открывался стихотворением-посвящением «Памяти Демона»:

Приходил по ночам

В синеве ледника от Тамары.

Парой крыл намечал,

Где гудеть, где кончаться кошмар.

Не рыдал, не сплетал

Оголенных, исхлестанных, в шрамах.

Уцелела плита

За оградой грузинского храма.

Как горбунья дурна,

Под решеткою тень не кривлялась.

У лампады зурна,

Чуть дыша, о княжне не справлялась.

Но сверканье рвалось                   

В волосах, и, как фосфор, трещали.

И не слышал колосс,

Как седеет Кавказ за печалью.

От окна на аршин,

Пробирая шерстинки бурнуса,

Клялся льдами вершин:

Спи, подруга, — лавиной вернуся.

     В 1920-х гг. Пастернак присоединяется к «лефовцам» (ли­тературную группу «Леф» возглавлял В. В. Маяковский) и обращается к большим монументальным формам, в частности к поэме, тяготеющей к эпической традиции. Темами его поэм становятся события, так или иначе связанные с революцион­ным движением в России. «Высокая болезнь» (1924) посвя­щена IX съезду Советов и выступлению на нем В. И. Лени­на. Значительным событием в советской поэзии стали две поэмы: «Девятьсот пятый год» и «Лейтенант Шмидт», издан­ные также во второй половине 1920-х гг. Следующая поэма — «Спекторский» (1930), которую сам поэт называет романом, предвосхищает появление нового писателя-прозаика — Бори­са Пастернака. Вослед поэме появляется прозаическая «По­весть» (1934). Их взаимосвязь сам Пастернак объяснял следу­ющим образом: «Часть фабулы в романе, приходящуюся на военные годы и революцию, я отдал прозе, потому что харак­теристики и формулировки, в этой части всего более обяза­тельные и разумеющиеся, стиху не под силу. С этой целью я недавно засел за повесть, которую пишу с таким расчетом, чтобы, являясь прямым продолжением всех до сих пор печатавшихся частей «Спекторского» и подготовительным звеном к стихотворному его заключению, она могла бы войти в сбор­ник прозы, — куда по всему своему духу и относится, — а не в роман, часть которого составляет по своему содержанию. Иными словами, я придаю ей вид самостоятельного рассказа. Когда я ее кончу, можно будет приняться за заключительную главу «Спекторского».

     Еще в «футуристический» период творчества Пастернак выразил свое поэтическое кредо: «Не надо обманываться; действительность разлагается. Разлагаясь, она собирается у двух противоположных полюсов: Лирики и Истории. Оба равно априорны и абсолютны». Творчество поэта 1920 — 1930-х гг. опровергло этот тезис: Лирика и История начали сближаться, пока не слились в единый поток — особый про­странственно-временной континуум пастернаковской поэзии.

     Лирика, созданная Пастернаком в тот же период, что и его поэмы, составила два сборника: «Стихи разных лет» и «Второе рождение» (1932). Преобразования в стране, новая «массовая и классовая» культура, когда «телегою проекта нас переехал новый человек», приходящие в противоречие с потребностями духовного развития, столь необходимого каж­дому не «новому» человеку, обусловили содержание поэзии 1920 — 1930-х гг. Пастернак пытается отстраниться от социа­лизма, он смиряется с окружающей его действительностью и наблюдает ее. Создается впечатление, что он пытается стать сопричастным ей, но некое свойство души поэта не позволя­ет ему слиться с общим потоком:

Ты рядом, даль социализма.

Ты скажешь — близь? —

Средь тесноты,

Во имя жизни, где сошлись мы, —

Переправляй, но только ты.

     Пастернак осознает, что никогда не был «всем детством — с бедняком, всей кровию — в народе», и ощущение, что он «в родню чужую втерся», не покидает поэта.

     Эта раздвоенность исчезла перед лицом трагедии Отече­ства — войны 1941 — 1945 гг. В эти годы Пастернак пишет цикл стихотворений, посвященных борьбе с фашизмом, ра­ботает в качестве военного корреспондента на Орловском участке фронта. Стихотворения, написанные в годину бед, вошли в книгу «На ранних поездах» (1944), но главное их содержание не война, а мир, творчество, человек.

     После войны выходят книги «Земной простор» (1945), «Избранные стихи и поэмы» (1945).

     В 1958 г. Б. Л. Пастернаку была присуждена Нобелевская премия.

     Последние годы жизни Пастернак много работал над собранием своих поэтических произведений, переосмысляя написанное и редактируя тексты, позднее вошедшие в сбор-пик «Когда разгулялися», изданный после смерти автора в составе его «Стихотворений и поэм» (1965).

     Начиная с 1940-х гг. раскрывается дар Пастернака-прозаика («Доктор Живаго») и поэта-переводчика. Благодаря Пастернаку русский читатель смог познакомиться с творчеством гениального грузинского поэта Бараташвили, произве­дениями Важа Пшавела, Чаковани, Табидзе, Яшвили, в переводе Пастернака были изданы стихи Шевченко, Тычины, Рыльского (Украина), Исаакяна, Ашота Граши (Армения), проза Вургунда (Азербайджан), Субдрабкална (Латвия), а также драмы и стихи классиков мировой литературы: Шек­спира, Шиллера, Кальдерона, Петефи, Верлена, Байрона, Китса, Рильке, Тагора. Вершиной мастерства Пастернака-пе­реводчика по праву считается «Фауст» Гете.

     Скончался Борис Леонидович Пастернак 30 мая 1960 г.

Все время схватывая нить

Судеб, событий,

Жить, думать, чувствовать, любить,

Свершать открытия.


Теги: биография, Пастернак

Обсуждение статьи / Ваша оценка: