Биографии писателей » Биографии » Леонид МАРТЫНОВ

Леонид МАРТЫНОВ

Леонид МАРТЫНОВ (1905—1980)

 

     Леонид Николаевич Мартынов родился 9 (22) мая 1905 г. в Омске в семье техника путей сообщения, детство провел на Великом Сибирском железнодорожном пути, в служеб­ном вагоне отца. В 1921 г. ушел из пятого класса школы, сменил множество занятий (от сельского книгоноши до члена геолого-разведочной экспедиции). В конце 1920-х — начале 1930-х гг. в качестве корреспондента сибирских га­зет и журналов много ездил по Сибири и Казахстану. Опубликовал несколько очерковых книг. Его первые сти­хи печатались в омском журнале «Искусство», затем в журналах «Сибирские огни», «Сибирь», газетах «Омский вод­ник», «Рабочий путь». Ранние стихи и поэмы Мартынова («Звериха», 1925; «Золотая лихорадка», 1926) противопо­ставляют дерзость мечты и чувство «праистории», связан­ное с поэтическим восприятием величественного и древне­го простора Сибири, мещанско-обывательскому миру горо­жан времен НЭПа. В эти же годы у Мартынова пробуж­дается интерес к прошлому Сибири в его конкретных историко-бытовых деталях (поэмы «Старый Омск», «Адми­ралтейский час», 1924; «Сестра», 1939). Путешествие по се­верным городам — Архангельску, Вологде, Ярославлю — ук­репляет его интерес к истории, этнографии и к сложней­шим проблемам межэтнических, межнациональных, межкуль­турных отношений в России.

     Историческому прошлому «азиатской» России (с про­екцией в настоящее) посвящен своеобразный цикл сюжет­ных поэм «Патрик» (1935), «Правдивая история об Увенькае» (1935—1936), «Рассказ о русском инженере» (1936), «Тобольский летописец» (1937), «Искатель рая» (1937), «Волшебные сады» (1938), «Исповедь Елтона», «Сказка про атамана Василия Тюменца», «Домотканая Венера» (все — 1939), баллад «Бусы», «Пленный швед», «Ермак» и др. Внут­ренняя тема цикла — созидание, творческая деятельность лю­дей. Главным героем становится мечтатель-правдолюбец, ра­деющий о благе родины и народа, чьи устремления не на­ходят поддержки. Поэмы отличаются изощренной фабулой, великолепным знанием фольклорного и историко-бытового материала, масштабностью историко-философского фона. «Я ощущал прошлое на вкус, цвет и запах», — говорил поэт.

     Поэмы написаны в оригинальной стихотворной манере: классический размер передан длинной прозаизированной строкой, что наряду с естественными интонациями диалога приближает ее к гибкой форме народного сказителя-раеш­ника. Своеобразными комментариями к поэмам являются художественно-исторические очерки в прозе «Крепость на Оми» (1939) и «Повесть о Тобольском воеводстве» (1945) (один из эпизодов повести впоследствии послужил осно­вой поэмы «Дукс Иван непотребный и многогрешный»).

     Стержневой мотив лирических стихов Мартынова три­дцатых годов — сказочно-фантастическая тема Лукоморья, нашедшая завершение в сборнике с одноименным названи­ем (1945). Заимствованный из новгородских сказаний образ Лукоморья (Обской губы) символически многогранен. Поэт рассматривал свои произведения как единую стихотворную повесть о легендарной стране счастья. Послевоенная крити­ка резко осудила «лукоморский» цикл за «вневременность» и «аполитичность», что привело к почти десятилетнему пе­рерыву в публикации стихов поэта.

     Со второй половины 1940-х гг. лирическое творчество Мартынова вступает в пору расцвета («Седьмое чувство», «Земля», «Мир»). Для героя его лирики тех лет характерно радостное ощущение внутренней свободы, несломленность духа, желание взять на себя ответственность за судьбы мира и человечества («Мне кажется, что я воскрес...», «Царь При­роды», «Дедал», «Люди», «Радиоактивный остров», «Европа», « Свобода»).

     Стихи Мартынова аллегоричны. Многие из них посвяще­ны смене времен года, природе в ее вольно-стихийных и тревожных проявлениях. Описания природы иносказатель­но раскрывают мысль поэта о неизбежности обновления бытия и человеческих отношений («Вода», «Август», «Кли­нок», «Градус тепла», «Дуб», «Декабрь», «Дрема луговая»). Предельно обобщенная форма выражения мысли и чувства сообщает стихам Мартынова поистине космический мас­штаб («Природа», «Гимн Солнцу», «Северное сияние», 1965). «Гордость за нашего современника, творящего, мыслящего, идущего непроторенными путями, делающего чудеса и дос­тойного этих чудес, составляет краеугольный камень творче­ства Л. Мартынова», — писал В. Луговской.


Теги: биография, Мартынов

Обсуждение статьи / Ваша оценка: