Биографии писателей » Биографии » Сергей КЛЫЧКОВ

Сергей КЛЫЧКОВ

Сергей КЛЫЧКОВ (18891941)

     Сергей Антонович Клычков (настоящая фамилия — Лешенков) родился в семье сапожника-крестьянина из де­ревни Дубровки, расположенной неподалеку от Талдома (Тверская губ.). Окончил сельскую школу, а затем благодаря счастливому стечению обстоятельств (по протекции Модес­та Ильича Чайковского, брата великого русского композито­ра) получил возможность продолжить свое образование в московской гимназии. Более того, М. И. Чайковский взял ода­ренного юношу в заграничную поездку по Италии.

     Впервые стихи Сергея Клычкова появились в печати в 1908 г., когда их автору не было еще и 20 лет. Через два года Клычков выпустил в свет свой первый поэтический сбор­ник — «Песни. Печаль. — Радость. — Лада. — Бова» (1911). В 1913 г. Клычков издает второй сборник — «Потаенный сад». Ранние стихи Клычкова восходят прежде всего к литера­турным источникам, к поэзии С. Городецкого, А. Блока и Н. Клюева. Через литературу воспринимается им и народ­ная поэзия, Клычков сглаживает и эстетизирует народную песню, лишая ее в какой-то мере присущей оригиналу глу­бины и задушевности. Мир, воспетый Клычковым, не кон­кретизируется ни исторически, ни этнографически, ни тем более социально. Сюжеты, герои, пейзажи условно-декора­тивны и псевдомифологичны: мир Клычкова — авторская сказка на темы народного фольклора, изобилующая яркими описаниями сказочной природы, фантастических существ, нечистой силы из разряда низших чинов в русской демоно­логии. Между тем талант Клычкова обладал оригинальнос­тью и обаянием. Даже в стихотворениях С. Есенина находим свидетельства влияния первых книг Клычкова, например в об­работке темы («Пропавший месяц»), в отдельных рифмах (промаха — черемуха), в использовании некоторых образов («Ходит месяц, за собою водит облаки гурьбой» — «Месяц в облачном тумане водит с тучами игру»). Есенина и Клыч­кова роднит общность поэтического объекта — это природа, сельские пейзажи с живым, подвижным — одушевленным — месяцем. Но сходство тематическое при ближайшем рассмот­рении не мешает обнаружить принципиальные различия.

     Круг идей и образов Клычкова ближе всего соотносится с творческой программой С. Городецкого, отчетливо выявлен­ной в книгах «Русь», «Ярь» и содержавшей современную обработку языческой — общеславянской, балтской и финс­кой — мифологии. Городецкий стремится показать непрерыв­ную борьбу в природе, возрождение жизни ценой кровавой жертвы, звериной схватки и в конце концов торжество жиз­ненных сил — хмельную радость победы. Таков же принцип использования мифа и у Клычкова, однако пафос жизне-утверждения в его стихах значительно ослаблен.

Из большого разнообразия народных мифов и легенд Клычков отбирает те, которые уже не раз подвергались ли­тературной обработке поэтами — предшественниками и со­временниками («Леший», «Колдунок», цикл песен «Садко»). Подавляющее большинство стихов и в первом, и во втором сборнике объединены именами древней Лады — богини вес­ны и плодородия и Деда — старика, управляющего приро­дой. Лада, весна, солнце появляются по призыву Деда:

 

Сквозь весенний сумрак синий

Шел Дед тихо по пустыни,

Опершись на посошок...

Вот и в поле словно пламя:

Громко хлопает крылами

И порхает петушок.

Поклонился Дед до земи

И серебряное семя

Разбросал вкруг петуха: —

Пой ты, петел, на насесте,

Замани-закличь невесте

Издалеча жениха.

 

     Цикл «Кольцо Лады» сцеплен тематически — каждое сти­хотворение является звеном из круга природных явлений и будто бы человеческих дел от ухода до прихода зимы: про­воды зимы и сестры Лады — Купавы, весенний хоровод, сад, радуга, покос и т. д. Названия стихотворений («Дедова пахо­та», «Дед отборонил», «Дед с покоса», «Лада жнет», «Лету ко­нец», «Дед овин сушит», «Лада прядет») напоминают о тру­довом крестьянском календаре и связанной с ним обряднос­ти. Каждый отдельный сюжет имеет в своей основе какое-то загадочное (иногда напоминающее реальный прообраз в аг­рарной обрядности народов Европы), магическое действие:

 

Как ширинка, на горе

Луговина зацвела,

В темной туче ввечере

Мимо тихого села

Дед проехал стороной

С огневою бороной ...

Под горою у реки

В полночь Дед коня поил;

Бил копытом в берег конь,

Пока Дед сам из руки,

Заплеснув воды в ладонь,

Синей речки не испил:

Затянулась речка мглой...

Отряхнула Лада росу

Против дедовой меты,

Заплела в косу колосья

И с колосьями цветы...

Встала Лада на колени,

Завила во ржи венцы,

Уж выходят из деревни

Сквозь густой туман жнецы.

 («Потаенный сад»)

 

     Лирика Сергея Клычкова в значительной мере беспроб­лемна, лирическое чувство беспредметно: душевное уедине­ние, неземные, неопределенные вожделения. Грусть-печаль Клычкова, невозмутимая и необъяснимая, звучит как мело­дия, которую неторопливо наигрывают, но не переживают всерьез.    Поэт свободно владеет современными законами стиховой композиции. Стихи Клычкова мелодичны, напев­ны, плотно аллитерированы, заполнены частыми повторами, песенными зачинами и, к сожалению, довольно  однообраз­ными эпитетами (серебряный туман, на серебряных ногах, серебряная свирель, мглица, чарочка).   Образ у Клычкова лишен колоритности, контрастной расцветки и упругости, столь присущих Городецкому. А. Блок, в свое время высоко оценивший «Ярь» Городецкого, сам отдавший дань народ­ной мифологии, исчерпывающе лаконично определил в письме к Клычкову главный «изъян» его поэзии: «Поется Вам лег­ко, но я не вижу насущного».

     «Насущное» проявилось в творчестве Клычкова лишь после начала первой мировой войны. В его стихах зазвучала искренняя тревога за сохранность родной природы, всего живого на земле. (Клычков сам побывал на фронте, пере­жил отравление газом.)

     В послеоктябрьский период он написал несколько романов: «Сахарный немец» (1925), «Чертухинский балакирь» (1926), «Князь мира». Клычков по-прежнему примыкал к кругу крестьянских поэтов (С. Есенину, П. Орешину, В. Наседки­ну) и в отличие от Есенина не тяготился этим определением. Несмотря на сотрудничество в журнале «Красная новь», Клычкова едва ли можно назвать советским поэтом и уж тем более революционным. Его поэзии присущ мирный лирико-романтический тон, тяготение к фольклорным мотивам, уме­ние облечь тяжкий крестьянский труд и деревенский уклад жизни сказочной дымкой. Стихи Клычкова пользовались популярностью, при жизни он был хорошо известен, много печатался. В 1910 — 1930-х гг. одна за другой выходят книги его стихотворений: «Дубравна» (1918), «Домашние песни» (1923), «Гость чудесный» (1923), «Талисман» (1927/1930), «В гостях у журавлей» (1930), «Сараспан» (1936). Все сбор­ники Клычкова, кроме «Талисмана», изданы в Москве.


Теги: биография, Клычков

Обсуждение статьи / Ваша оценка: