Биографии писателей » Биографии » Петр ВЯЗЕМСКИЙ

Петр ВЯЗЕМСКИЙ

Петр ВЯЗЕМСКИЙ (1792—1878)

     Князь Петр Андреевич Вяземский родился в 1792 г. в Москве. Он принадлежал к старинному русского аристо­кратическому роду. Получил блестящее образование в пе­тербургских пансионах и на дому, где в качестве менторов подвизались профессора Московского университета. После смерти отца Вяземский оказался на попечении мужа своей старшей сестры — Н. М. Карамзина. Неудивительно, что ода­ренный отрок, оказавшийся в кругу литераторов и россий­ской элиты, рано приобщился к поэтическому творчеству. Воспитание Вяземского как поэта началось в школе Батюш­кова и Жуковского. Первые его стихи не выходят за преде­лы ученического подражания этим поэтам.

     Подобно многим дворянам Вяземский с шестнадцати лет числился на службе, однако служба его носила чисто фор­мальный характер. Молодой человек предпочитал вести, как тогда говорили, рассеянную жизнь. Но в 1812 г. Вяземский вступил в Московское ополчение и принял участие в Боро­динском сражении. Характерно, что патриотический подъем народной войны Вяземский увидеть не сумел. Он находился тогда во власти иллюзий о том, что спасителем России от нашествия Наполеона являлся Александр I («Надпись к бюсту императора Александра I» с выразительным воскли­цанием: «Россия! Им гордись: — он сын твой, он твой царь!»).

     Серьезные перемены в мировоззрении Вяземского про­изошли в 1818 г., когда он в качестве чиновника при импер­ском комиссаре Н. Н. Новосильцеве присутствовал в Варша­ве на открытbи первого сейма, где Александр I произнес либеральную речь, обещавшую России конституцию. Иллюзии по поводу конституции в России развеялись через год. В стихах 1819 г. («К кораблю», «Сибирякову», «Уныние», «Медведь»), в баснях и других Вяземский выступает против административного произвола, крепостничества, придворного лакейства и деспотизма. Правда, положительная его программа — это программа реформ. Стихотворение «Петербург» (1818) как бы предваряет позднейшие пушкинские стихи, обращенные к Николаю I, где образцом государственной мудрости является Петр.

     Политические стихи Вяземского, резкая критика полити­ки Александра I и поведения царя на европейских конгрес­сах, которая содержалась в перлюстрируемых на почте пись­мах Вяземского, привели к тому, что ему было запрещено возвращение в Варшаву и за ним был установлен тайный полицейский надзор. В этот период Вяземский также при­нимал участие в движении за освобождение крестьян. Он участвовал в составлении «Записки», поданной Александру от лица нескольких крупных землевладельцев, с предложе­нием составить общество для разработки реформ. Царь не разрешил организацию общества. Это усилило оппозицион­ные настроения Вяземского, нашедшие свое выражение в стихах 1820 г. («Негодование», «Волнение», «Послание к Каченовскому» и др.). Фраза из первого стихотворения «Мой Аполлон — негодованье!» стала своеобразным девизом ли­рики политического протеста.

     В это время Вяземский — заметная и замечательная фи­гура в русской поэзии, член общества «Арзамас» (его про­звище — Асмодей), он активно поддерживает устремления молодых поэтов-романтиков, близких ему тогда по духу, и выступает против «староверов», нападающих на передовую русскую литературу. Как никто другой из лагеря привер­женцев нового направления, Вяземский призывает к непо­средственной связи литературы с политической борьбой, счи­тая величайшей заслугой Байрона то, что «краски его ро­мантизма сливаются часто с красками политическими». В период, когда декабристы-литераторы подвергали крити­ке мистический романтизм поэзии Жуковского, Вяземский был одним из тех, кто особенно настойчиво пытался скло­нить Жуковского к отказу от привычных для него, связан­ных с немецким романтизмом идей и образов. Вскоре после возвращения из Варшавы Вяземский подает в отставку с просьбой сложить с него звание камер-юнкера. Живя в Мос­кве, в Остафьеве, он продолжает в письмах, а иногда осто­рожными намеками в стихах пускать сатирические стрелы в сторону правительства и официальных кругов. Однако правительственные санкции уже достаточно «отрезвили» поэта, и уже в середине 1820-х гг. он советует Пушкину, находящемуся в Михайловской ссылке (1824—1825 гг.): «...ты довольно сыграл пажеских шуток с правительством; довольно подразнил его, и полно! А вся наша оппозиция ничем иным ознаменоваться не может, que par des espiegleris [как только показами]. Нам не дается мужествовать против него, мы можем только ребячиться. А всегда ребячиться на­доест». Тем не менее, Вяземский глубоко переживал траге­дию декабристов, их казнь и ссылку. В иносказательной форме он пишет об этом в стихотворении «Море» (1826). Образ моря как свободной стихии, где «кровь ближних не дымит­ся» и где нет «страстей свирепых», противопоставляется земле, которая «состарилась в неволе».

     После покаянной «Исповеди» (1828) и после того как в результате обращения к Николаю I Вяземский был принят на государственную службу чиновником особых поручений при министре Канкрине, он стал крайне осторожен в своих стихах. К политической теме он вернулся, но уже на совер­шенно другой идеологической платформе. В 1850-е гг., после смерти Николая, он был представлен Александру II, кото­рый назначил его товарищем министра народного просвеще­ния. Тогда был написан ряд стихотворений, прославляющих царствование Николая I.

     Последние два десятилетия своей долгой жизни Вязем­ский провел за границей, где и скончался (в Баден-Бадене).

     Поэтическое творчество Вяземского основывалось на тех же принципах, которые характерны для поэзии Пушкина. Эволюция Вяземского заключалась в преодолении традиций классицизма и сентиментализма и движении к поэзии роман­тизма с реалистическими тенденциями. В процессе становле­ния реализма в литературе, демократизации литературного языка Вяземский сыграл существенную роль, но своей ори­гинальной целостной поэтической системы он не создал.

     Историки русской поэзии, как правило, причисляют Вя­земского к поэтам «пушкинского круга», однако ...сравни­тельно небольшая часть поэтического наследия Вяземского выдержала испытание временем. В период вульгарного социологизма его именовали типичным представителем литературной аристократии. В то же время в историогра­фии иногда называли его «декабрист без декабря». Не ис­следованы в достаточной степени и такие противоречия в эволюции Вяземского, как последовательная защита им ли­тературных позиций Карамзина и отчетливый отход от прин­ципов карамзинизма в собственном творчестве. Достоверно известно, что Вяземский был одним из самых близких дру­зей и соратников Пушкина, и в то же время он во многом расходился с Пушкиным даже в 1820-е гг., а после гибели поэта был одним из создателей легенды о примирении Пуш­кина с императором Николаем I. Все эти обстоятельства требуют серьезного монографического исследования.


Теги: биография, Вяземский

Обсуждение статьи / Ваша оценка: