Биографии писателей » Биографии » Константин Бальмонт

Бальмонт, Константин Дмитриевич

img
  • Псевдонимы: Б-ъ, К.; Гридинский; Дон; К.Б.; Лионель
  • Дата рождения: 3 (15) июня 1867
  • Место рождения: деревня Гумнищи, Шуйский уезд, Владимирская губерния
  • Направление: символизм
  • Жанр: элегия, баллада
  • Наиболее известные произведения

    Жар-птица
    Сонеты солнца, меда и луны
    Перстень
    Волга

     

Константин Бальмонт (1867—1942)

     Константин Дмитриевич Бальмонт родился 3 (15) июня 1867 г. в деревне Гумнище Шуйского уезда Владимирской губернии в семье небогатого помещика-дворянина. Обучение начал в гимназии г. Шуя, но в 1884 г. был исключен за принадлежность к молодежному кружку, члены которого занимались распространением нелегальной литературы. Окончил гимназию в г. Владимире, в 1886 г. поступил в Московский университет на юридический факультет, однако вскоре за участие в студенческом движении был исключен и сослан в провинциальную Шую. В конце 1880-х гг. Бальмонт переживал нервное расстройство, вызванное неудачной женитьбой и бытовыми неурядицами. Выход его первой книги юношеских стихов в марте 1890 г. (Ярославль), жесткая и недоброжелательная критика ярославского сборника только усугубили душевный кризис. Тогда же, в марте, Бальмонт предпринимает попытку самоубийства и уничтожает большую часть тиража изданной книги стихов. В течение трех-четырех последующих лет Бальмонт много работает в области литературного перевода (он переводит труды по истории итальянской и скандинав­ской литературы). В 1894 г. судьба сводит его с В. Брюсовым и другими символистами.

     С 1894 г. один за другим выходят сборники его стихов: «Под северным небом» (1894), «В безбрежности» (1895), «Тишина» (1898), «Горящие здания» (1900), «Будем как солнце» (1903), «Песни мстителя»(1907) и, наконец, Пол­ное собрание стихотворений в 10 томах. (М., 1908 — 1913). Вершиной творчества и популярности Бальмонта были 1890—1900 гг. В это время его слава как поэта достигла апо­гея, имя его было известно не только в России, но и за ее пределами.

     Бальмонт — поэт старшей плеяды русских символистов, выразитель импрессионистических тенденций в символиз­ме. Его лирический герой стремится проникнуться «безбреж­ностью» мира, слиться с его бесконечностью и «мимолет­ностью» одновременно, ощутить движение каждого мгнове­ния, каждой стихии, «поклониться каждому богу». Сопо­ставляя Бальмонта с поэтами классического реализма, Ин­нокентий Анненский писал о нем: «...поэт не навязывает природе своего «я», он не думает, что красоты природы дол­жны группироваться вокруг этого «я», а, напротив, скры­вает и как бы растворяет это «я» во всех впечатлениях бытия». Многоликость «разорвано-слитного» лирического «я» Бальмонта Анненский справедливо считал наиболее ха­рактерной чертой его лирики. Ранние стихотворения Баль­монта еще не вполне самостоятельны. Они несут на себе заметную печать воздействия лириков конца века (Фета, Апухтина, раннего Фофанова). Временами появляются мо­тивы «тяжкой скорби», «бесконечной печали», порожденные созерцанием «страданий людских». Это общеромантические мотивы, и реализуются они в привычных образах роман­тической поэтики.

     Бальмонт нашел себя в другом. Главное, что сразу же определило характер всей его лирики, — преданность меч­те, отчужденность от людей, реализуемые особым музыкаль­ным звучанием стиха. Уже второй сборник Бальмонта откры­вался декларацией:

     Я мечтою ловил уходящие тени,

Уходящие тени погасавшего дня,

Я на башню всходил, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

Так создавался в его поэзии мир отвлеченной грезы, где был только один герой — сам поэт, чуткий к движениям души, но почти безразличный к окружающему.

Поэзии Бальмонта присуща удивительная музыкальность и красочность, цвет и звук в его стихах придают особую неповторимую импрессионистичность художественным обра­зам. Как и многие другие символисты, Бальмонт исповедо­вал культ красоты, его красота — перворожденная стихия, то демоническая, темная, то ангельски светлая, но всегда живая, трепетно живая и вольная, неподвластная рациональному рассудку стихия, безбрежная, бескрайняя, безглагольная:

 Я спросил у свободного ветра,

Что мне сделать, чтоб быть молодым.

Мне ответил играющий ветер:

«Будь воздушным, как ветер, как дым!»

 Я спросил у могучего моря,

В чем великий завет бытия.

Мне ответило звучное море:

«Будь всегда полнозвучным, как я!»

 Я спросил у высокого солнца,

Как мне вспыхнуть светлее зари,

Ничего не ответило солнце,

Но душа услыхала: «Гори!»

(«Завет Бытия», 1901)

       1900-е гг. — время расцвета, обновления и углубления символистской лирики. Никакое другое направление в поэзии не могло в эти годы соперничать с символизмом ни по количеству выпускавшихся сборников, ни по их влиянию на читающую публику.

     В 1900 г. вышел в свет сборник Бальмонта «Горящие здания». Им открывается новый период в творчестве поэта. В предисловии ко второму изданию сборника (1904) Бальмонт писал: «Никогда не создавая в своей душе искусственной любви к тому, что является теперь современностью и что в иных формах повторялось неоднократно, я никогда не закрывал своего слуха для голосов, звучащих из прошлого и неизбежного грядущего... В этой книге я говорю не только за себя, но и за многих других, которые немотствуют, не имея голоса, а иногда имея его, но не желая говорить, немотствуют, но чувствуют гнет роковых противоречий, быть может, гораздо сильнее, чем я».

     Через три года Бальмонт выпустил новый сборник — «Будем как солнце», самую значительную свою книгу, о которой Блок сказал впоследствии, что это «одно из самых величайших творений русского символизма». Здесь бальмонтовский эгоцентризм миросозерцания и его эстетическое кредо нашли свое наиболее полное и яркое воплощение. Основной объект изображения в этом сборнике — по-прежнему внутренний мир поэта, мир его души, замкнутый в самом себе, но яркий и многокрасочный:

Высшим знаком я отмечен и, не помня никого,

Буду слушаться повсюду только сердца своего.

Именно этот эстетический эгоцентризм (разве не человеческая душа — самая прекрасная стихия?) определил и характер той роли, какую сыграл Бальмонт в развитии символизма. Об этом он сам сказал в стихотворении, получившем в свое время широкую известность:

 Я — медлительность русской медлительной речи,

Предо мною другие поэты у. предтечи.

Я впервые открыл в этой речи уклоны,

Перепевные, гневные, нежные звоны.

     Ин­нокентий Анненский писал по поводу этого стихотво­рения: «Мне решительно все равно, первый ли Бальмонт открыл перепевы и уклоны; для меня интересны в пьесе интуиция и откровения моей же души в творческом моменте, которым мы все обязаны прозорливости и нежной музы­кальности лирического «я» Бальмонта. Важно прежде всего то, что поэт слил здесь свое существо со стихом и что это вовсе не Квинтилиановское украшение, а самое существо повой поэзии».

     Бальмонт резко и демонстративно, резче многих других своих современников, выдвинул на первый план свое лири­ческое «я» в многообразии его перевоплощений, но и во всей его замкнутости и отчужденности от реалий настоя­щего. Эта черта и обеспечила ему одно из первых мест среди представителей «новой поэзии». Он не описывает и не повествует. Богатство и многообразие объективной ре­альности он хочет заменить или узреть сквозь богатство и многообразие своих личных впечатлений и настроений, один мир преломить другим миром. Такова была общая тенден­ция поэзии русского символизма, и Бальмонт выразил ее глубже и полнее других.

     Вместе с тем именно Бальмонту был присущ больший по сравнению с другими поэтами-символистами демократизм, он чутко отзывался на социальные и политические события начала XX века. В основе этих качеств бальмонтовской по­эзии лежали личные качества Бальмонта-человека: жиз­нелюбие, гуманизм, умение сопереживать.

     Не случайно именно к Бальмонту в разгар русского революционного движения 1905 г. с призывами обращались пролетарские поэты.

Иди — слагай свои создания

Под шум фабричного станка.

Проникни в сумрачные здания,

Где дремлет мертвая тоска.

Иди туда. Твори ударами

Тебе покорного резца.

Там — новый мир.

Он полон чарами.

Он дожидается певца.

(Е. Тарасов. К Бальмонту>>)

     Во второй половине 1900-х гг. отношение Бальмонта к действительности заметно усложняется. В лирике его на­зревает перелом, который и отражается в стихах сборника «Только любовь» (1904). Поэт предчувствует наступление новой эпохи в жизни и в поэзии. Ему начинает казаться, что время его проходит. В стихотворении «Тише, тише совлекайте с древних идолов одежды...» он обращается к молодым поэтам: «Дети Солнца, не забудьте голос мерк­нущего брата...»

     В 1920 г. Бальмонт уехал в заграничную годовую коман­дировку для литературной работы по заказу Государствен­ного издательства, уехал с твердым намерением вернуться, но так и остался за границей, в чем горько раскаялся, тоскуя по России до самой смерти.

     В 1930-е гг. Бальмонт жил в предместье Парижа и испы­тывал нужду еще более страшную, чем другой русский поэт, близкий друг Бальмонта — Марина Цветаева. В этот период он стал подвержен приступам тягостной депрессии с при­знаками душевного заболевания. Отрешенный от действи­тельности, Бальмонт погружался в мир фантазий и грез, где пытался найти исцеление от душевной тоски и недуга. Стараниями его друзей в помощь больному и нуждавшему­ся поэту был организован благотворительный вечер, при­уроченный, с небольшим опозданием, к пятидесятилетию его творчества; он состоялся 24 апреля 1935 г. в зале парижского Социального музея. По воспоминаниям жены Бальмонта Е. К. Цветковской, юбилей прошел успешно, было сказано много проникновенных теплых слов: «Особенно смело, бе­зоговорочно и прекрасно сказала... Марина Цветаева. Сказала так, как говорит моя душа». В речи Цветаевой нашел отражение тот особый пиетет, который к Бальмонту испытывали многие его современники в дни его наивыс­шей славы:

     «Если бы надо было дать Бальмонта одним словом, я бы не задумываясь сказала: «Поэт». ...В Бальмонте же, кроме поэта, нет ничего. Бальмонт — поэт: адекват. ...На каждом бальмонтовском жесте, слове — клеймо печать — звез­да — поэта...

     Господа. Пройдут годы. Бальмонт есть литература, а лите­ратура — есть история».

     Бальмонт скончался в оккупированной немецкими вой­сками Франции, в маленьком городке Нуази-ле-Гранд не­далеко от Парижа.


Теги: биография, Бальмонт

Обсуждение статьи / Ваша оценка:
Фотографии писателя (Развернуть)

Бальмонт
Бальмонт