Биографии писателей » Биографии » Шукшин Василий Макарович

Шукшин Василий МакаровичШУКШИН ВАСИЛИЙ МАКАРОВИЧ (1929-1974) —

прозаик, кинорежиссер, сценарист, актер.

Родился в крестьянской семье. После школы работал слесарем, служил во флоте, был директором вечерней школы в родном селе. С 1954 года жил в Москве. В 1961 году окончил режиссерский факультет ВГИКа.

Литературную работу начал в 1956 году публикацией рассказов, которые составили первый сборник «Сельские жи­тели» (1963). Шукшин написал около сотни рассказов, объеди­ненных в сборниках «Там, вдали» (1968), «Земляки» (1970), «Характеры» (1973), «Беседы при ясной луне» (1974); ки­ноповести «Калина красная» (1973) и «Позови меня в даль светлую» (1975); повести-сказки «Точка зрения» (1974) и «До третьих петухов» (1975); сатирическую повесть «Энер­гичные люди» (1974), два исторических романа «Любави-ны» (1965) и «Я пришел дать вам волю» (1971), а также киносценарии и публицистические работы.

Своеобразное творчество Шукшина, единство его ху­дожественного мира основаны прежде всего на неповтори­мой личности самого художника, выросшего на народной почве и сумевшего выразить целое направление духовной жизни народа.

Василий Шукшин начинал с рассказов о земляках, бесхитростных и безыскусственных. Но уже в самом начале творчества сумел в частном увидеть общее. Обратившись к знакомому, обыденному, он нашел там неизвестное. Он расширил сферу изображаемого в искусстве. Сборник «Сельские жители» — начало. Начало не только творчес­кого пути, но и большой темы — любви к деревне. Для Шукшина деревня — не столько географическое понятие, сколько социальное, национальное и нравственное, где сходится весь сложный комплекс человеческих отношений.

В размышлениях о деревне у автора есть один особый аспект — проблема духовных ценностей. Он много и упор­но думает о том, почему деревня не всегда получает насто­ящую культуру и искусство, протестует против тех, кто создает так называемые «варианты произведения для села»: «Беда в том, что этот суррогат городской культуры оказы­вает огромное влияние на село» (рассказы «Артист Федор Грай», «Крыша над головой» и др.).

Шукшин писал так, что вокруг каждого внешне непри­тязательного рассказа возникает «поле» критических и чи­тательских раздумий и выводов.

В свободное время Глеб Капустин, герой рассказа «Срезал», развлекался тем, что «срезал», «осаживал» дере­венских выходцев, добившихся разных степеней жизнен­ного успеха, когда они приезжали в деревню. «Срезал» он и очередного «знатного» гостя, кандидата наук Журавлева. Борьба шла на равных: кандидат посчитал Глеба дураком, Капустин же сумел схватить главное в Журавлеве — само­надеянность — и «срезал» его перед мужиками.

Капустин сам объяснил свою особенность: «...Не за­дирайся выше ватерлинии... А то слишком много берут на себя...» И еще: «... Можно сотни раз писать во всех статьях «народ», но знаний от этого не прибавится. Так что когда выезжаете в этот самый народ, то будьте немного собран­ней. Подготовленней, что ли. А то легко можно в дурачках очутиться».

Через все творчество Шукшина проходит резко отри­цательное отношение к псевдоинтеллигенту, человеку полукультуры, самонадеянному. Он знал цену подлинной интеллигентности и выразился на этот счет весомо и точно: «Начнем с того, что явление это — интеллигентный чело­век — редкое. Это — неспокойная совесть, ум, полное отсутствие голоса, когда требуется — для созвучия — «под­петь» могучему басу сильного мира сего, горький разлад с самим собой из-за проклятого вопроса: «Что есть правда?», гордость... И — сострадание судьбе народа. Неизбежное, мучительное. Если все это в одном человеке — он интел­лигент. Но и это не все. Интеллигент знает, что интелли­гентность — не самоцель».

Движущей силой в произведениях Шукшина являются не внешние события. Сюжет у него только повод, чтобы начать разговор. Потом повод «исчезает», и «начинает говорить душа, мудрость», ум, чувство... Все чаще герои Шукшина задумываются над основами бытия, все чаще обращаются к так называемым «вечным вопросам».

Заставляя своего героя взглянуть на себя, на собствен­ную жизнь, ее нравственное содержание, Шукшин часто предметом исследования берет человека в момент душев­ного напряжения, сдвига, надлома, когда ему кажется, что силы и жизнь были им растрачены напрасно. Писатель отмечает: «По-разному гибнет душа; у иного она погибла, а он этого и не заметил». Тема эта, когда жизнь человечес­кая расходуется бездарно, по собственному признанию Шукшина, волнует его необычайно. Сам анекдотизм неко­торых рассказов порой оборачивается ощущением трагизма жизни (например, рассказ «Билетик на второй сеанс»).

Огромное место в художественной системе писателя занимает идея праздника души. Праздник души, по Шук­шину, — это какое-то стремление к светлому единению людей, когда вольно и весело всем.

Среди человеческих ценностей особенно важна для Шукшина доброта. Он видел в способности чистого сердца к добру самое дорогое богатство: «Если мы в чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке».

В мире героев произведений Шукшина жалость всегда стоит рядом с добром. «Зря все-таки воскликнули: «Не жалеть надо человека!..» Это тоже от неловкой, весьма горделивой позы. Уважать — да. Только ведь уважение — это дело наживное, приходит с культурой. Жалость — это выше нас, мудрее наших библиотек...»

«Радость общения с правдой» — еще один огромной важности принцип писателя. О ней, о правде, он постоянно беспокоился, без нее не мыслил искусства, да и собствен­ной жизни тоже. Для Шукшина-художника нет «плохого фильма», «слабого романа», а есть «лживый фильм», «лжи­вый роман», и именно это качество — ложь - и составляет в них пошлость и слабость.

Понятие правды охватывает все сферы жизни писателя в искусстве. Это и уверенность: профессионально — зна­чит, есть правда о человеке. Это и убежденность: «Стыдно, например, «выделывать ногами кренделя», когда народу плохо».

Шукшин сумел задеть за живое, пробиться в наши души и заставить нас потрясеино спросить: «Что с нами происходит?» Не щадил себя, торопился, чтобы успеть сказать правду и этой правдой объединить, сблизить людей. Он был одержим идеей, которую хотел додумать вслух. И быть понятым. Все усилия Шукшина-художника были направлены к этому. Он считал: «Искусство — так сказать, чтобы тебя поняли. Молча поняли и молча же сказали «спасибо».

В последние годы жизни он пришел к окончательному убеждению: «... суть дела и правда жизни таковы, что книга работает медленно, но глубоко и долго».

Кино — «искусство быстротечное, а литература — вечное». Проходят годы, одни фильмы приходят на смену другим, а настоящая проза «крепко стоит и долго живет», она «остается жить во времени, в душах людей».


Теги: биография, Шукшин

Обсуждение статьи / Ваша оценка: