Биографии писателей » Биографии » ПАСТЕРНАК БОРИС ЛЕОНИДОВИЧ

 ПАСТЕРНАК БОРИС ЛЕОНИДОВИЧПАСТЕРНАК БОРИС ЛЕОНИДОВИЧ (1890-1960) — поэт, прозаик.

Сын академика живописи Л.О.Пастернака. Воспитывался в профессионально-артисти­ческой семье, рано обнаружил художественные пристрастия. В детстве хорошо рисовал, под влиянием А.Н.Скрябина зани­мался музыкальной компози­цией. В 1909 году Б.Л.Пастер­нак отказался от профессии музыканта и поступил на исто­рико-философский  факультет Московского университета. Весной 1912 года едет в Герма­нию. Однако с философией как предметом профессиональ­ных занятий Пастернак также порывает, хотя философская проблематика оставалась в центре внимания — от ранней работы «Символизм и бессмертие» вплоть до романа и писем последних лет.

В 1913 году впервые были опубликованы стихи Пас­тернака. Вскоре он завершает первую книгу стихов «Близ­нец в тучах» (1914). В предреволюционные годы является участником футуристической группы «Центрифуга». Пас­тернак не приемлет символистской надмирности и сверх­чувственности. В то же время ему чужды футуристические лозунги о разрыве с прошлым, со «старьем» культуры.

Летом 1917 года была написана «Сестра моя жизнь», в которой открылась едва ли не самая важная черта поэзии Пастернака — ее нераздельная слитность с миром природы, с жизнью и целом. Атмосфера революционных перемен входила в поэзию постепенно. Пастернак рвет с описатель-ностыо, внешней живописностью, пейзажем, отказывается от традиционных форм поэтического повествования, лома­ет привычные синтаксические связи. Он стремится найти особую форму, где «лица» смещены и смешаны.

В эти годы были опубликованы поэмы «Высокая бо­лезнь» (1923), «Девятьсот пятый год» (1925—1926), «Лейте­нант Шмидт» (1926—1927), рассказ «Воздушные пути» (1924) и роман в стихах «Спекторский» (1931).

В 1930-1931 годах Пастернак создает книгу стихов «Второе рождение». Она открывается циклом лирических стихотворений «Волны», наполненным ощущением широ­ты, внезапно открывающегося морского простора. Как и прежде, у автора слиты воедино дом и мир, быт и бытие.

В 20-е годы Пастернак занимался переводами. На первом Всесоюзном съезде советских писателей (1934) и в последующие годы обостряются споры вокруг поэзии Пас­тернака. Его положение в литературе постепенно осложня­ется, с чем в значительной мере связан его уход в область перевода. В предвоенные годы и в годы Великой Отечест­венной войны Пастернак много переводил западноевро­пейских поэтов. Превосходно владея английским, немец­ким, французским языками, он предпринимает большую серию переводов из Гете, Шекспира, Шелли, Китса, Вер­дена.

Перед войной Пастернак создает цикл стихов «На ранних поездах», где намечается отход от прежней поэтики и устремление к классически ясному стилю. Отчетливее проступает новое измерение, новая грань: народ — как сама жизнь, ее основа (цикл «Художник», 1936). Суть стихотво­рения «На ранних поездах» (1941) — в переходе от «зеленой мглы» «лесной теми», по которой рассыпаются одинокие «скрипучие шаги», к тесному и жаркому многолюдству.

В августе 1943 года состоялась поездка Пастернака на фронт в составе бригады для подготовки книги о битве за Орел. Поэт обращается к репортажу, очеркам, стихам, напоминающим дневниковые записи. Его лучшие стихи — портреты тружеников войны — исполнены подлинной силы («Смерть сапера» и другие). В 1943 году выходит сборник «На ранних поездах», включивший стихи пред­военных и военных лет, и в 1945 году — сборник «Земной простор». Поэт последовательно и настойчиво стремится к «пояснению» языка, упрощению образной системы.

Поэзию Пастернака постоянно упрекали за непонят­ность. И нет необходимости отрицать справедливость этих упреков. Его поэзия действительно соединяет в себе про­стоту и непонятность. Последняя — в большей мере след­ствие случайности поводов к написанию стихов и случай­ности ассоциаций, вызываемых этими случаями. Пастернак говорит иногда стихами по поводу очень личных впечатлений, о событиях его личной повседневности, с которыми незнаком читатель. Так, в стихотворении «Лож­ная тревога» из цикла «На ранних поездах» описывается вид из окна в передней на его даче в Переделкино — вид, открывающийся на поле и кладбище, потому что он пред­чувствует в нем «своей поры последней отсроченный при­ход». Понять это можно только тогда, когда знаешь, где писались стихи, какой вид они действительно открывали читателю. Лучший комментарий к стихам Пастернака — это сами места, где он писал их.

Пастернак стремился к простоте, вернее, к отсутствию литературности и литературщины. Поэзия его устремля­лась к прозе, как и проза к поэзии. Прозу Пастернака надо читать как поэзию. Но сам писатель считал, что проза 

требовательнее стихов и что стихи — набросок к прозе. Его прозу надо читать медленно. Читать и перечитывать, так как не сразу воспринимаешь неожиданность его впечатле­ний.

Самая характерная проза Пастернака «Детство Лю­верс» (1922). Уже здесь раскрылось глубокое сходство прозы и поэзии. Героиня повести —девочка, открывающая мир; в остроте ее переживаний, переворачивающих душу открытий, узнаваний, потрясений читатель неожиданно угадывает черты личности самого автора. Еще очевиднее обнаруживается родство прозы и лирики Пастернака в «Повести» (1929), связанной с романом в стихах единством героя Сергея Спекторского.

После войны писатель решает вернуться к роману в прозе, задуманному давно. В центре романа «Доктор Жи­ваго» — интеллигент, стоящий  на трагическом распутье между личным миром и общественным бытием, связанным с активным действием.  Роман  Пастернака — о русской жизни, о жизни России. Это одновременно и философский трактат о культуре, и авторское эссе об искусстве, истории, религии, философии, политике. В одном из писем к сестре, О.М.Фрейденберг, Пастернак так характеризует свое про­изведение:   «...   Начинание  совершенно  бескорыстное   и убыточное, потому что он для текущей современной печати не предназначен. И даже больше, я совсем его не пишу как произведение искусства, хотя это в большем смысле бел­летристика, чем то, что я делал раньше. Но я не знаю, осталось ли на свете искусство и что оно значит еще. Есть люди, которые очень любят меня (их очень немного), и мое сердце перед ними в долгу. Для них я пишу этот роман, пишу как длинное большое свое письмо им в двух книгах». Через год: «... Я принялся за вторую книгу романа. Я хочу его дописать для самого себя, то есть и в этой части мне на темы жизни и времени хочется высказаться до конца и в ясности, так, как дано мне...»

Передача романа за границу, его опубликование за рубежом в 1957 году и присуждение Пастернаку Нобелев­ской премии в 1958 — все это вызвало резкую критику в советской печати, что завершилось исключением автора из Союза писателей и его отказом от Нобелевской премии. «... Ехать за границу я не смог бы, даже если бы нас всех отпустили. Я мечтал поехать на Запад как на праздник, но на празднике этом повседневно существовать ни за что бы не смог. Пусть будут родные будни, родные березы, при­вычные неприятности и даже — привычные гонения. И — надежда... Буду испытывать свое горе». «Пастернак всегда ощущал себя русским и по-настоящему любил Россию», — добавляет к сказанному поэтом О.Ивинская.

В цикле стихов к роману (1946— 1950) настойчиво повторяется мысль о жизни-сне, «забытье». Торжественная печаль слышится в стихотворении «Август», которое звучит как прощание с жизнью; споря с ним, звучат иные, полные жизнелюбия стихи («Март»),

В середине 50-х годов поэт испытал новый прилив творчества. Его увлекает стремление постичь мир «до ос­нований, до корней, до сердцевины», он зовет к неусып­ному душевному и поэтическому «бодрствованию». Цикл «Когда разгуляется» подтвердил его верность творческим установкам, раскрытым в автобиографической повести «Охранная грамота» (1931). В заметках и письмах послед­них лет Пастернак подводит итоги своим взглядам на искусство: «И должен ни единой долькой не отступаться от лица, но быть живым, живым и только, живым и только — до конца».

«Хорошо известны слова Пастернака: «Быть знамени­тым некрасиво». Это означало, что поэзия, творчество поэта были у него отделены от поэта-человека. Известными и «знаменитыми» должны быть только стихи. Так же точно и рукописи стихов отделены от самих стихов. Над рукопи­сями не надо трястись, хранить их. Пастернак существует в поэзии, и только в поэзии: в поэзии стихотворной или в поэзии прозаической. Поэзия Пастернака — это... тот мир, который снова и снова возвращает его к настоящей дейст­вительности, по-новому понятой и возросшей для него в своем значении» (Д.С.Лихачев).




Теги: биография, Пастернак

Обсуждение статьи / Ваша оценка: