Биографии писателей » Биографии » ЛОНДОН ДЖЕК

ЛОНДОН ДЖЕКЛОНДОН ДЖЕК (1876-1916) - американский писа­тель.

Рос в бедности. Его отец — У.Х.Чейни — покинул жену до рождения сына, который был усыновлен разорившимся фермером Джоном Лондоном, вторым мужем матери буду­щего писателя. Лондон в юности сменил много профессий: работал на консервном заводе, на электростанции, на джутовой фабрике, был близок к «устричным пиратам» Санфранцисской бухты, в 1893 году плавал матросом на шхуне. В 1894 году Дж.Лондон принимал участие в походе армии безработных на Вашингтон; скитался по США и Канаде, сидел в тюрьме за бродяжничество, подвергался арестам за социалистическую деятельность.

В 1897—1898 годах, в пору «золотой лихорадки», совер­шил поездку на Аляску. В 1902 году во время англо-бурской войны Лондон в качестве военного корреспондента посе­тил Англию. В книге очерков «Люди бездны» (1903) изо­бразил жизнь бедняков в трущобах английской столицы. Большой интерес проявлял к произведениям Л.Н.Толстого, И.С.Тургенева, Ф.М.Достоевского.

В 1907-1909 годах находился в кругосветном путеше­ствии, описанном в книге «Путешествие на «Сиарке» (1911). В 1914 году он был корреспондентом американской газеты в Мексике, где собирал материал для книги о мексиканском освободительном движении.

Литературная деятельность Лондона началась в возрас­те 17 лет, когда в 1893 году в газете «Голос Сан-Франциско» был опубликован его первый очерк «Тайфун у берегов Японии». Затем появились первые рассказы Лондона (12 сборников), несколько повестей и романов, полностью или частично посвященные Северу. Их герои, овеянные духом романтики и приключений, — сильные, волевые люди, способные к самопожертвованию: «За тех, кто в пути» (1899), «Северная Одиссея», (1900), «Вера в человека» (1904), «Как аргонавты в старину» (1917) и др. В рассказе «Любовь к жизни» (1906) герой одерживает победу над грозными силами природы.

«Север есть Север, — писал Лондон, — и человеческие сердца подчиняются здесь странным законам, которых люди, не путешествовавшие в далеких краях, никогда не поймут». Часто не понимали их и сами «путешественники». Для героев, которым отданы симпатии Лондона, главным на севере было не золото, не обогащение: одних навсегда пленяла романтика Клондайка — «мир за горизонтом», другие больше всего дорожили чистотой человеческих от­ношений, здесь обретенной. Однако людей гнала на Север золотая лихорадка, и она не могла не разжигать низменных инстинктов. Высокая романтика, и грезы нездорового «зо­лотого» ажиотажа переплетались, оставляя причудливый отпечаток на сознании жителей северной страны.

Бескорыстие помыслов, которым отмечены многие герои северного цикла, плохо согласуется с владеющим ими азартом конкуренции и мечтами о богатстве. Лондон всеми силами старался избежать этого противоречия, и все же оно испортило не один его рассказ. Ему еще предстояло избавиться от преклонения перед успехом и перед силой, даруемой богатством. В лучших северных новеллах Лондон сумел показать, что корыстные побуждения непримиримы с нормами гуманности и добра. Они были подлинной сагой о Севере, и одними из сказаний, без которых она была бы неполной, стали рассказы об индейцах. Как раз в индей­ских рассказах поэтический реализм Лондона принес самые зрелые художественные плоды. Автор рисовал индейцев с глубокой симпатией — великодушными, трудолюбивыми, близкими к природе: «Мужество женщины» (1900), «Сказание о Кише» (1904). В других рассказах прославляется героическая борьба индейцев с белыми за­воевателями — американцами: «Лига стариков» (1902), «Жители солнечной страны» (1902).

В индейских новеллах встречаются «век стали» и «ка­менный век», и исход этого столкновения трагичен. Но Лондон изобразил и людей, умеющих терпеть страдания, не поступаясь национальной гордостью, и тех, кто готов бороться за свое достоинство, в схватке с поработителями отстоять неотъемлемое право человека жить свободно.

Повествовательное искусство Лондона достигло совер­шенства в анималистской повести «Голос крови» (1903). Как и в «Белом клыке» (1906), здесь мастерски очерчены характеры животных. Близка к ним и повесть «До Адама» (1906), в которой воспроизведены эпизоды из жизни пер­вобытных людей. Стиль северных рассказов и повестей с их драматическими коллизиями очень напряженный, язык насыщен просторечием и меткими крылатыми оборотами.

Роман «Железная пята» (1912) тематически перекли­кается с социалистической публицистикой Лондона (ста­тьи «Революция», «Как я стал социалистом», «Борьба клас­сов» и другие).

К теме классовой борьбы Лондон обращался и в пос­ледние годы творчества в романе «Лунная долина» (1913). В нем изображаются картины жизни американских рабо­чих; по страх героев романа перед капиталистическим городом с его ожесточенной классовой борьбой сменяется их поисками безмятежного уголка природы.

Одно из лучших реалистических произведений Лондо­на — «Мартин Иден» (1909). Современниками писателя роман был воспринят как типичная для американской литературы «история ошеломительной карьеры». Они не увидели в романе ничего, кроме сюжета: ценой титаничес­ких усилий простой 

рассказах, психологическое мастерство, отточенное в «Морском волке», и приобретенное за годы писательской работы знание тайн творчества, которое здесь соединилось с бескомпромиссностью позиции по отношению к буржу­азному миру и его духовной жизни.

Нигде больше писателю не удалось столь органично сочетать план событийный и философский. Связать столь прочными нитями историю одного человека не только с общественным и литературным контекстом его эпохи, но и с одной из тех вечных тем, которые в той или иной форме появляются во всех лучших лондоновских произведениях. В «Мартине Идене» это была тема художника и его мучи­тельной борьбы с неподатливым материалом, со вкусами современников, с необходимостью продавать свое искус­ство, с собственными человеческими слабостями. И тема была так близка Лондону, настолько им выстрадана, что роман приобрел в его творчестве значение исповеди.

В цикле рассказов и романов Лондона о южных морях налицо внешний драматизм ситуаций, любование приклю­чениями; сильные характеры туземцев раскрываются в столкновении с грозными силами южной природы или с белыми колонизаторами-авантюристами: «Дом Мапуи», «Китовый ус», «Маугли» из сборника «Рассказы южных морей» (1911).

В «Сердцах трех» (1920) Лондон обратился к новому для него, но весьма перспективному жанру американской литературы — киноповести.

В 20-е годы американская критика поспешила объ­явить Лондона безнадежно устаревшим писателем. Она отвергала его полностью, а требовалось внимательно пере­смотреть его книги и в очень неравноценном наследии Лондона отобрать истинные ценности.

В том, что они непреходящи, убеждаешься, перечиты­вая Лондона сегодня. Многое сохранило интерес лишь для его биографов и для историков американского общества начала нашего, века. Но к созданному им, к намеченным Лондоном путям литература возвращалась так часто и черпала из его опыта так щедро, что некоторые его произ­ведения без всяких натяжек можно назвать современными и сегодня.

матрос становится всемирно извест­ным писателем лишь для того, чтобы, разочаровавшись и в литературе, и в богатстве, покончить с собой. В чернови­ках роман долго носил ироническое заглавие «Успех». Однако замысел Лондона оказался шире. И чтобы вопло­тить его, нужно было не столько перо сатирика, сколько опыт лирического повествования, накопленный в северных рассказах, психологическое мастерство, отточенное в «Морском волке», и приобретенное за годы писательской работы знание тайн творчества, которое здесь соединилось с бескомпромиссностью позиции по отношению к буржу­азному миру и его духовной жизни.

Нигде больше писателю не удалось столь органично сочетать план событийный и философский. Связать столь прочными нитями историю одного человека не только с общественным и литературным контекстом его эпохи, но и с одной из тех вечных тем, которые в той или иной форме появляются во всех лучших лондоновских произведениях. В «Мартине Идене» это была тема художника и его мучи­тельной борьбы с неподатливым материалом, со вкусами современников, с необходимостью продавать свое искус­ство, с собственными человеческими слабостями. И тема была так близка Лондону, настолько им выстрадана, что роман приобрел в его творчестве значение исповеди.

В цикле рассказов и романов Лондона о южных морях налицо внешний драматизм ситуаций, любование приклю­чениями; сильные характеры туземцев раскрываются в столкновении с грозными силами южной природы или с белыми колонизаторами-авантюристами: «Дом Мапуи», «Китовый ус», «Маугли» из сборника «Рассказы южных морей» (1911).

В «Сердцах трех» (1920) Лондон обратился к новому для него, но весьма перспективному жанру американской литературы — киноповести.

В 20-е годы американская критика поспешила объ­явить Лондона безнадежно устаревшим писателем. Она отвергала его полностью, а требовалось внимательно пере­смотреть его книги и в очень неравноценном наследии Лондона отобрать истинные ценности.

В том, что они непреходящи, убеждаешься, перечиты­вая Лондона сегодня. Многое сохранило интерес лишь для его биографов и для историков американского общества начала нашего, века. Но к созданному им, к намеченным Лондоном путям литература возвращалась так часто и черпала из его опыта так щедро, что некоторые его произ­ведения без всяких натяжек можно назвать современными и сегодня.


Теги: биография, Лондон

Обсуждение статьи / Ваша оценка: