Биографии писателей » Биографии » Николай ЯЗЫКОВ

Николай ЯЗЫКОВ

Николай ЯЗЫКОВ (1803—1846)

     Языков Николай Михайлович родился в 1803 г. в Сим­бирске, в семье провинциального помещика. С одиннадцати лет учился в Горном кадетском корпусе и институте инже­неров путей сообщения, но курса нигде не кончил. В 1822 г. поступил в Дерптский университет на философский факуль­тет. В Дерите он провел семь лет. В царящей здесь атмосфе­ре бесшабашного студенческого разгула Языков, без которо­го не обходилась ни одна пирушка, прославлял «буйную удаль» студенческой жизни, радость вольных пиров и люб­ви. В 1833 г. в стихотворении «А. Н. Вульфу» он вспоминал годы учебы в Дерите:

 

Питомец жизни своевольной,

Беспечно-ветреный поэт,

Терялся я в толпе сует,

Чужд вдохновенных наслаждений

И поэтических забот,

Да пил бездействия и лени

Снотворно действующий мед.

 

     Не следует, однако, отождествлять поэтический образ и реальную личность Языкова — нельзя не учитывать, что «вак­хические мотивы» (в такой же степени, как прославление «уединения» и «лени») были традиционными в романти­ческой поэзии. Характерным примером такого «пересозда­ния действительности» является цикл стихов, посвященных А. А. Воейковой. Содержание этих стихов, по свидетельству современников поэта, ни в коей мере не соответствует под­линным отношениям между поэтом и той, которую он вос­пел в стихотворениях: «Бывало недели в две раз придет к нам дикарь Языков, заберется в угол, промолчит весь вечер, полюбуется Воейковой, выпьет стакан чаю, а потом в стихах и изливает пламенную страсть к красавице, с которой и сло­ва-то бывало не перемолвит». Столь же сильно романтическое преувеличение его отношений со знаменитой в конце 1820 —начале 1830-х гг. цыганкой Таней — Татьяной Дмит­риевой, которой был увлечен и Пушкин. Посвященные ей пылкие стихотворения Языкова «Весенняя ночь» и «Пер­стень» не более чем «творимая легенда»: это подтверждает­ся не только современниками, но и в воспоминаниях самой Тани, отнюдь не склонной преуменьшать близость своих от­ношений с выдающимися людьми своего времени.

     Жадный к знаниям, Языков много читает и работает, се­рьезно интересуется историей, философией, эстетикой и даже    политической экономией. В эти годы он выступает как ак­тивный участник литературной фронды. Его стихи наполне­ны пафосом волт нолюбия и гражданского патриотизма, про­славления гордого и независимого характера. Мотивы, со­звучные декабристской поэзии, можно найти в го послани­ях, например в послании Н. Д. Киселеву (1823):

 

    Для нас закон царя — не есть закон судьбы

Прошли те времена — и мы уж не рабы!

 

     В русле декабристской поэзии того времени находится и трактовка Языковым исторических тем, с характерным для подобного рода поэзии прославлением национально-ос вободительной борьбы русского народа.

Рука свободного сильнее Руки измученной ярмом, — Так с неба падающий гром Подземных грохотов звучнее, Так песнь победная громчей Глухого скрежета цепей! («Баян к русскому воину при Дмитрии Донском»..., 1823)

Студенческие песни Языкова, написанные в годы пребы­вания в Дерптском университете, также отличаются вольно­любием, соединением мотивов свободы, безудержного веселья любви и вина, известных нам по ряду ранних произве­дений Пушкина.

 

Наш Август смотрит сентябрем —

Нам до него какое дело!

Мы пьем, пируем и поем

Беспечно, радостно и смело.

Наш Август смотрит сентябрем —

Нам до него какое дело?

 

     Строка «Наш Август смотрит сентябрем» — иносказание, подразумевающее Александра I — была позже повторена Пушкиным. К чести Языкова следует сказать, что в период следствия и суда над декабристами он стал одним из не­многих, кто нашел в себе мужество откликнуться в стихах на события, потрясшие Россию.

     Летом 1826 г., приехав погостить в Тригорское, по сосед­ству с Михайловским, Языков встретился с ссыльным Пуш­киным, и поэты стали друзьями. В 1829 г. Языков оставляет Дерпт и поселяется в Москве. К тому времени его считали одним из лучших русских поэтов. «Имя Языков пришлось ему недаром, — писал Гоголь. — Владеет он языком, как араб конем своим, и еще как бы хвастается своей властью». Пуш­кин в своей рецензии на «Невский альманах» 1830 г. писал о Языкове: «С самого появления своего сей поэт удивляет нас огнем и силою языка. Никто самовластнее его не владеет стихом и периодом. Кажется нет предмета, коего поэтичес­кую сторону не мог бы он постигнуть и выразить с живос­тью, ему свойственной».

     В 1830-х гг. Языков сближается со славянофилами и от­рекается от вольнолюбивых устремлений прошлого. Пере­ход на новые позиции нашел отражение в стихотворении 1831 г. «Ау!»:     .

 

     Пестро, неправильно я жил!

 

     Далее, разъясняя смысл этих слов, поэт продолжает:

 

Святых восторгов просит лира -

Она чужда тех буйных лет,

И вновь из прелести сует

Не сотворит себе кумира!

 

     Последние десять лет жизни Языкова отравлены тяже­лой болезнью. Он посещает многие европейские курорты, тщетно пытаясь найти исцеление от охватившего его недуга. За границей он познакомился и подружился с Гоголем, вме­сте с ним путешествует по Италии. Их встречи продолжа­ются и во время пребывания Языкова в Риме. В 1843 г. изму­ченный болезнью поэт возвратился на родину и через три года скончался в Москве.


Теги: биография, Языков

Обсуждение статьи / Ваша оценка: